Из цикла «Гиперборейские сонеты». Стихи

Серебренников Артем (р. 1985) — поэт, переводчик.

Окончил филологический факультет МГУ (2002), там же защитил кандидатскую диссертацию (2007). В 2011-18 гг. жил в Великобритании, получил докторскую степень Оксфордского университета. Стихи пишет с 12 лет, однако до сих пор публиковался почти исключительно как переводчик испанской, французской и английской поэзии (в т.ч. таких авторов, как Л. де Гонгора, Р. Бернс, У. Блейк, С. Малларме).

Причисляет себя к «неоархаистам» и вслед за В.А. Жуковским готов утверждать: «… у меня все чужое или по поводу чужого — и все, однако, мое».


 

КОНСТАНТИНОПОЛЬСКИЙ СОБОР, 1593

В плену Царьград, в плену Антиохия
И завоеван Иерусалим,
Цепями скована Александрия,
Денницей пал с небес верховный Рим.

Под сводами святой Парамифии
Единым гласом ныне говорим:
На севере побегом молодым
Растет страна названием Ῥωσία;

Наш обветшалый, запустелый юг
Последним взмахом рассеченных рук
Тебе вручает пастырства награду.

Где пас коней сармат и роксолан,
Ты, патриарх Гиперборейских стран,
Паси тебе доверенное стадо.

 

DEMETRIVS IMPERATOR, 1605

Я — плоть, приявшая младенца тень,
Я — царский сын, духовный, не телесный;
О Царь Царей, свершитель жертвы крестной,
Меня виссоном кесарским одень!

Вот над Москвой восходит новый день,
И слышит император неизвестный
Латинского обряда звон небесный…
Московия, главу свою воздень!

Пред солнцем правды злобны и сердиты,
Деметрия поносят московиты,
Но если я и впрямь простой монах

И царского я недостоин чина —
Да будет мне надгробием личина,
Да взмоет в небо мой мятежный прах!

 

БУРСАК, 1660

Лойола, Аристотель, Цицерон,
Фома Аквинский, Скалигер, Гораций,
Уже и голова, и афедрон
Болят от чтений и от декламаций!

Но знают вас средь политичных наций,
И как же мне, коль буду не учен,
Глаголом защищать Христов закон
От римских вымыслов и профанаций?

Зубрежкою молитв и Энеид
Схизматика взрастил иезуит,
Идущего к своей заветной цели.

Мой замысел — скорей оставить Речь,
Сбежать в Москву и унию совлечь…
Ну а пока, пока — lætentur cæli!

 

«ФРАУ МАРИЯ», 1771

Пересекаешь ты пути морские,
Чтоб в Петербурге новый Амстердам
Пленял собою рыцарей и дам…
Вас просим в гости, «Госпожа Мария»!

И пусть послужат новым господам
Батавии творенья. Не чужие
Они в Петром разбуженной России…
Лети, как на коньках летят по льдам!

В далекий край, где скрыты снегом избы,
Плывут Венеры, Фрины, Софонисбы
Собой украсить северный колосс;

Но ляжет груз фламандским пестрым сором
На дно, чтоб не было конца раздорам,
Чтоб вновь ярились финн, и швед, и росс.

 

ХЛЕБОСОЛЬНЫЙ БАРИН, 1820

Кому нужны рагу да фрикасе!
Я всех готов почтить ухой стерляжьей.
Эй, Прохор, шевелись, детина ражий,
Тарелки здесь расставлены не все!

Жаркое нежно, словно пух лебяжий,
Анисовка — что маков цвет в росе…
Мой барский стол пред всеми в авантаже,
Но стойте! позабыл о карасе!…

Мне, мальчик, ненавистна персов роскошь,
Мне б за ботвиньей в Устюжну иль Россошь,
Да закусить яичницей в Твери.

Но ананас на блюде перуанский,
И все, что пел Державин в «Жизни Званской»…
Чу! Гости едут! Ну-ка, посмотри!

 

ДОМ ИПАТЬЕВА, 1918 — 1977

…расстрелять бывшего царя Николая Романова, виновного перед народом в бесчисленных кровавых преступлениях.

…решить вопрос о сносе особняка в порядке плановой реконструкции города.

Из резолюций

Что Кромвель, Робеспьер и Бонапарт
Перед уральским областным советом!
Постановить: «Разбойникам отпетым —
Войти в цареубийства авангард».

Не счесть других подвалов и мансард,
Но ты был избран тем уральским летом,
Здесь русский флаг окрасил алым цветом
Последыш триколоровых кокард.

Здесь — на обоях слово Belsatzar,
Здесь — беснованье черни и угар,
Здесь — основанье будущего храма;

Жди перевоплощения, пока
Тебя разносит пьяная рука
Под гогот торжествующего хама.

 


Аудио: Артем Серебренников читает стихотворение «ДОМ ИПАТЬЕВА»


 

СВЯТОЙ ГЕОРГИЙ, 1921

Я враг нечестью, идолам и сквернам,
Не прятался я в замковых стенах —
Достойно нес доспех на раменах,
Грозя драконам, гидрам и вивернам.

Всегда я был Творцу слугою верным,
И в будущих, далеких временах
Акафист сложит обо мне монах,
Простой народ прославит по тавернам.

Но днесь поднялся лютый супостат,
И на земле святых разверзся ад;
Доспех пробит, меч сломлен, щит расколот.

За то, что я не сдамся никогда,
Меня сжигает алая звезда,
Увечит серп и раздробляет молот.

 

АНАХАРСИС, 2018

Я в городе, Босфору соименном,
Пять лет уж прожил. Годы, словно миг,
Мелькнули. Как прилежный ученик,
Я время проводил за книжным тленом.

Не вычерпан мной мудрости родник;
Стремившийся к сладчайшим Иппокренам,
Вкусил я вод Исиды и привык
К построенному Кристофером Реном.

К брегам Тавриды тянется мой путь,
Не ведаю, смогу ли обогнуть
Сей грозный риф, доверившись Плеядам?..

О родине суровой позабыв,
Я, Анахарсис, дикий тавроскиф,
Служу богам по эллинским обрядам.

 

Спасибо за то, что читаете Текстуру! Приглашаем вас подписаться на нашу рассылку. Новые публикации, свежие новости, приглашения на мероприятия (в том числе закрытые), а также кое-что, о чем мы не говорим широкой публике, — только в рассылке портала Textura!

 

А это вы читали?

Leave a Comment