Началось. Проза Алины ш

Алина ш… (псевдоним) о себе: «Проживаю: Киргизия, г. Бишкек, по образованию прикладной математик. Прозу пишу с 2013. Люблю простоту Буковского, «Котлован» Платонова и словесную скупость Шаламова, а еще фантастику: «Посольский город», Аберкромби, Филиппа Дика…

Прозу и стихи публиковала в интернете: «Артикуляция», на сайте «Бельские просторы», продублировалась на Сигме, черновик роман «Хор и ко» — первый из цикла «Игры» без секса и мата, современная ритмическая проза (панк) с модернисткими оборками, «Полутона», «Литкарта», пьесу «Тазик» в казахстанском журнале «Дактиль», в «Стихийной антологии коронатекстов» и на Лиterraтуре».

На портале Textura выступает впервые. Посмотрим.


 

Началось

наши не придут, все наши это мы

призрак

 

— Эй, чмо! — от крика стриженный под машинку затылок втянулся в плечи.

— Оглох, — смех, — лови, — пустая пачка «мальборо» из ближайшей помойки. — Попал, — в ухо; гогот.

Чмо выводил прыщи корейской угольной пенкой, рожа облазила и воняла прелым маслом. Одна радость школу перевели на полный дистант. В японской MMORPG он достиг 52 ранга, купил хату, зарабатывал 200 баксов карманных и общался с другими микоте (кошколюди) — уровень английского поднимал. Там же, в игровом чате устроился оператором Жнеца. В Польшу.

нельзя, почему

на работе можно только то что выдают, ужас неудобно

физподготовка, куратор-морпех наверно

мозоли кровавые скотчем заклеил, или тимлидеровские

тимлидер у нас недешевый

76$, получу зп, закажу, если не сдохну

стельку вложи ортопедическую, — несколько ссылок

держись

оки

ну как

в следующем месяце, долг отдал 10 штук, стельки заказал

и привык

офигеть, мозоли зажили

почти, мазью мажу и пластырь

назад когда

у меня повестка военкомат

в бегах

обещают отменить срочный призыв

ага-ага, контрактники удовольствие дорогое

или куплю военный билет

а родину защищать

я космополит, паны дерутся, их проблемы

твои в черкассах

выезжать не хотят

повезло

от бучи далеко

можешь ко мне, wi-fi 10 мгб безлимит

+ 4g

мобильник тесла

кафе на двоих 10-15 баксов

9 месяцев лето, билеты на самолет, как в сша

уговорила, к бабуле заеду, а потом к тебе так и быть

ноут возьми и шмотки, здесь качество г…

В аэропорту его никто не встречал, яндекс-такси, — оплата картой через терминал, — привез к многоэтажному микрорайону в «чистом поле». Быстро стемнело. Домофон выдал error. 8-й этаж, звонок пел канарейкой. Долго не открывал бритый амбал:

— Че надо? — после пары минут тишины.

— Я к Симс, — комариный писк.

— Комната первая по коридору, — зевая до гланд.  — Дверь закрой! — уже из глубины квартиры.

В прихожей евроремонт бело-белый. Коврик у входа с чебурашкой, берцы 45 размера. Вешалка слева, серая куртка мужская — 1, справа зеркальный шкаф купе до потолка. Напротив, кухня, дальше полупустая комната: надувной матрас посередине. В черной открытой тумбе постельное белье и полотенце.

Через час брякнул WhatsApp Симс:

сахар, чай в ящиках поройся и в холодильнике

не стесняйся короче

не найдешь у Глеба спроси

Бывший Симс, вроде, работал в реанимации, в Питере.

— Приехал твой пацан, приехал. Ты где его откопала?

Сеньор Стронгхолд Киндомс, кронпринц Украины.

— С ума сошла!

Ноут лечит дистанционно, спас от трояна, гений и сисадмин. Редкий кадр, то ли социализированный психопат, то ли еврейский аутизм.

— Опять жид.

С какого перепуга, Мирза фамилия избранных, 🙂 улыбочка, а мама чистокровно русская вообще.

— Ладно-ладно права. Счас спрошу. Глеб, как зовут?

— Серега.

— Да что я с ним сделаю, ага, сожру рожки да ножки. Продукты, утром пиццу. Веселить. Мешает? Мне? Чай пошли пить.

У окна черный стол и 2 пластиковые черные табуретки из Икеи.

— Сахара нет, апельсиновый джем, мед и сгущенка. Будешь? — в кастрюле десяток сваренных яиц и скорлупа. Глеб выгреб скорлупу, налил в кастрюлю воду из-под крана. — На, чисть, а я хлеб нарублю.

Скорлупа обдиралась плохо, не сегодня присохла.

— Пиво кончилось, за знакомство по коньячку.

Под «Новый свет» проснулся жор: и яйца с синим желтком, и средней паршивости пицца, зато горячая. Сразу пробило и понесло. 3 волны ковида потрещать не с кем, на работе —работа на смеси польского и мовы. В чате grim reaper исключительно инглиш.

— Анекдоты трэш.

— Нормальные все рассказал.

— Мне расскажи.

— Неа, дважды табу, — дашь слабину и по кругу одно и тоже, это совсем не смешно. — Ты судмедэкспертов не слышал, вот у них: руки не моют, жрут на трупах, некрофилы и каннибалы.

— Симс пропала куда?

— Симс, ну т. е. Линк в Олухобаме.

— ??? — заблудилась.

— Писательская резервация, пытается на английском родить, свое перевести, там и по-русски мозг завис, — усох статистически, на 150 грамм. — Прочтешь и одни вопросы.

— Слишком быстро?.. — жизнь промелькнула, не скажешь остановись, ты прекрасна. — Такой себе сериал мортальный артхауз, главное ритм.

Затейливо и с оборками, эмпатия даже местами, для просветленных Джойсом, молодых\дерзких, шоб прожигало, как кислота.

— Мне норм, гуглеру в помощь, просто история до нашей.

Найти первоисточник, часто на не понятном, когда не было русского, тем более СССР. До рождества Христова, у академика Фоменка Атилла — славянин. И чо, Ева — киргизка, хоть и негр. Читатели схавали, новую историю переиздали 11 раз. Скоро в школах начнут вещать, улицу в Москве обзовут. Ну да, Мандельштама и Цветаевой — нету, а лжецу и графоману — на те.  Солженицыну-Фоменко — Зулейху, и можно упразднять современную русскую прозу. За антироссийскую пропаганду? Если бы только… А народ тащится под знакомые мантры. Что этот народ понимает? Шилов великий художник Никас и Глазунов, последний в молодости подавал надежды. У президента российской академии художеств колумб тирэ петр изуродовал Москву. Кроме мусора, пустота с покушениями самой в прошлом образованной и читающей страны.

— Тест-драйв интеллекта, лучше соцреализма.

— Сравнил, ха-ха, — тромбоз мыслей, дрейф вялых нейронов, диагноз: олигофренд. — Типа IQ, и какой у тебя?

— На менса[1] хватит, — первый мир закрыл в 12 лет, — скорость синоптической передачи max 100.

— «Красный квадрат» истребителем управлять?

— Дно, армия дронов + ПВО.

— В твоем возрасте, тоже вызубрил наизусть 40 000 рецептов мертвой латыни.

— Читать заставляет, башка гудит, если сачкуешь.

— Я не сачкую.

Опасно. Стукнула в лоб. До сих пор вспоминает, и рука болит. Больше не забываю. Ага, поддерживаешь морально, духовно, спарринг-партнера, конструктивный диалог.

— Оглушает. Голос времени он такой.

Котлован. Набат.

— Маяковского век-волкодав. А полусожранных переварит мировая фарма, Ланцет уже доказал.

— 5 сек, гляну, — по диагонали: отчет векторные&РНК 50 страниц. — Прикол, я группа риска, а Линк…

— Вирусами не болеет, аутоимунка, — в 8 месяцев чуть не сдохла: прививка от кори, манту 13 сэмэ, потом анафилактический шок.

— Я тоже.

— Ну ты молодой, есть надежда не окочуришься быстро.

— Некоторые, особо доверчивые детей прививают, типа заражают взрослых.

— Срать на взрослых, слабые умрут, — люди смертны, пора смириться и не трогать детей.

— Антиваксер, фашист, хотя нет либерал-марксист.

— Ну прям, капитализм — это маньяк с Альцгеймером, а марксизм выкидыш вообще, и клятву давал, — Гиппократа. — Я за вакцины, но проверенные без упрощенки ВОЗ.

От ковида каждые полгода, аут.

— Дети хилые, итак еле живут, ОРВИ и грипп в этом году жуть сколько осложнений.

Третья доза — из пушки контрольный. Контрлальтделит — CtrlAltDel перегрузка.

— За оптимизм, — до дна оплетенной бутыли.

— Неплохо, — торкнуло сразу. Пиво разливное мягче.

— Любимый Черчилля, — 1,5 литра хэнд мейд Арарат ковчег. Судя по цене, со святыми мощами библейского Ноя. — Хотел ровер купить.

— Ренжровер? — 🙂 наводящий вопрос.

— Зверь-агрегат, в Ленобласти паркетник застрянет, — зимой сугробы, весна\осень болото, даже летом, — грязюка, — танк еле проползет.

— Ты вроде в Питере жил?..

— После судов и развода пгт, — асфальт спорадически, местных 1 калека, остальные вахтовики нефте-газ. — До пандемии потолок районная ГБУЗ ЛО.

— По суду раздел.

— Прям, все оставил, запрещенные вещества и вождение, права забрали, только вернул. Последний был в январе. Ты Линк, — которая Симс, — меня не выдавай. Распилит на запчасти легко. Из Америке с приветом примчится. Отпуск испортит.

А он откисает и отмечает — красная реанимация 2-х больниц на 3 ставки без продыху. И Украина. В розыске Интерпола «Врачи без границ».

— Классно сидим.

— Завтра культурная программа: горы круглый год черные трассы с вертолета, убийственный рафтинг, 7 джомолунгм…

— Пас, — граница уйгуроталибан и наркокурьеры одичавшие персы, — заложников так и не нашли.

— Параплан, шашлык, исторический бывший Ленина музей. Кони-оригами в натуральную величину, проклятая мумия и петроглифы огнепоклонников палеолит. Надо успеть, пока голубой Тянь-Шань не подарили Китаю, — послезавтра за паспортом в Алма-Ату.

Утро с головной болью началось в обед. Линк скинула текст.

проблема считается не разрешимой, когда очевидное ее решение никого не устраивает

неужели цитата сократа 🙂

современный философ — ницше-гринспин

Мир рушат финансовые спекулянты в шоке, плохо учились в школе. Вечный двигатель экономики, химера в природе не существует.

экспроприация частной собственности, по марксу, — пауза

шудрам отключат инет

терминальная стадия

итог плохой — 7 млрд. лишних ртов медленно загибаются от голода

и очень плохой

ошметки мутировавшего человечества жрут и жгут пластиковые отходы

«мы попадем в рай, а они просто сдохнут»

реал посередине

срочно утилизировать большую часть и легальный каннибализма

— Выходим! — Глеб открыл дверь. — Ты где, ау?!

Пикап с аэрографией VOZ и оранжевыми сполохами пламени завис у обрыва, внизу бурые камни, среди камней пенилась река.

— 4000 максимум, — инструктор в очках и мотоциклетном шлеме подергал карабины, замки. — Шарф покороче, под куртку бахрому, зацепишь не дай бог.

— Я готов, — Глеб спрыгнул первым, попал в восходящий поток.

— Боишься? — высоты?

— ??? — Серега наморщил лоб.

Колючий воздух резал по легким.

— Дышать тяжко, — психатака?

— Кислорода мало. Глубже дыши. И ноги держи при посадке, а то упадем.

Спикировали ровно в центр круга «Н». Глеб следом. Прозрачный и золотистый, как приморский липовый мед, скорпион грелся на ржавом чугунном люке.

— В марте издохнуть можно, — сплевывая кровь.

— Братан соррян, — взбледненый инструктор вытащил зажигалку.

— Эй, держись! — Серегу тошнило. — Еще немного и будешь мучиться долго, повезет до старости доживешь.

извини

непредвиденные обстоятельства

скорпион цапнул за руку

блин, откуда

мож в больничку

жгут наложили, монтажную стяжку

и прижгли

язык, чуть-чуть не откусил

а глеб что говорит

гад постебался

спасибо, апрель

продолжим

MP3:

— Под собою не чуя земли, пафос за километр. И черные, черные дома выгорели дотла, гламур фонит. Фейк про крематорий мобильный, всего лишь походный хлебозавод. А цитаты сокращаешь, сердечко, особенно доктора Лизу, белый стих: я уже и не помню, о чем говорили до войны. А ты напомни, гарнира добавь, водой разведи, жидкое для пищеваренья полезно.

вместо крови и мяса

бурда, если не править, так и останется удобоваримой бурдой

Печалька однако.

— Лови фанфики, первый совсем сопливый, небечен, — не отвеченные вызовы. Купи лайм и мяту, — смс.

— Оки, — в Перекрестке очереди штурмовали кассы за кусок вареной колбасы, водку, селедку и другой неликвид с предновогодней скидкой.

— Звездочку на елку купи и свечки. И черной икры. Перезвони.

— Миг поправил, — в чате Ностальжи. — Киндомс скорее дайджест к роману. Любить секса мало. У меня 142, третий результат.

— Разве мало? А первый кто?

— Для фанфика мало. У Антилола больше 170, — виртус про[2]. — Второй Саинтс, но он старенький, 28 лет.

— Секс добавить не могу, секунду, — Алекс по второй линии: — Ага.

— Бабка впереди упала.

— Ужас, обморок голодный! Скорую, денег подкинь.

— Посинела, подойти не дали. Какой икры? — Азбуку на Комсомольском пенсионеры опасались, дорого, зато выбор крутой: белуга, калуга, стерлядь, осетр, кроме «иранского золота» что угодно.

— Крупной и черной. Любой, — отбой.

— Колдуешь.

— Морковку на терке шинкую перчатки, блин ноготь. Только на алтаре, тогда будет +17, а может и +21 с некрофилией.

— Настоящий +21 не читал, — салатик с кровью диета предков.

— Стивен Зилэнд, Кон, Клейн, иже с ними. Рюнтю про Нуреева. Кадино, у Катрин Брейя тоже есть, местами Лимонов, Миллер, хотя Миллер +17.

— Пэтриот Лимонов?

— Это я, Эдичка с негром +21.

— Эдичку не насиловали, не порвали, не убили, сам пришел.

— Ты гей? Тебе мужчины нравятся?

— Неа, я к обоеполому сексу равнодушен.

— Тогда представь романтика, ночью на песке в свой первый раз, без смазки, как в зоне. Моральное опускание Эдичка сам себе обеспечил, все время думал о жене. И перенес «нормально» потому что больнее уже некуда.

— Твои +21 удалили. Скинь MP3.

Роскомнадзор статья 242, даже МиГ.

— Везде педофилы. Мальчишка неживой, эмоций ноль.

Они все мертвецы, личное кладбище неприкаянных душ.

— Говорят, латентов 6-9 из 10 гетеросексуальных мужчин, а среди геев гораздо меньше.

— Исследование проводили геи?

— Детский лепет. Очень похож на сына моей подруги, — Адам из Завета.

— Тебе фотку скинуть? А ты точно девочка?

— Члена? Не надо.

— В чем ты меня подозреваешь? Ругаешься, материшься… Кона считаешь порнографией, и вообще грубиянка. Обиделась… извини, маргиналов кругом развелосьL

— Чья бы мычала, в дверь звонят, — телефон на беззвучку. — Алекс, ты меня спас. Руки мой и к столу.

— Я бы поел на кухне, — но Алина-Паллада не устает демонстрировать свой трофей охотничий друзьям, знакомым, встречным-поперечным. А спорить рисковать здоровьем душевным и физическим, острый жесткий кулачок в левое подреберье, а то и в ухо получишь. Просочившись в гостиную, тихонько насобирал салатов в белую с золотой каймой летающую почти тарелку, затарился в большое мягкое кожаное кресло «пыльная роза» под цвет кошке-рогалику с хвостом бубликом в дальнем и самом темном углу. «Дрыхнешь», — с нежностью. Так бы и придавил, чтоб кишки-какашки полезли. Вдохнул и прислушался, о чем гости трындят.

Революционеры слеплены из одного теста. И любят кучковаться, — насвистывая. Ни шагу назад, ни шагу на месте, а только вперед и только все вместе. А Сталин не революционер? Он бы «Q» на лоб каждому. Барану, быку и телке ку-колды 🙂 У Сталина комплекс бога, поучайте лучше ваших паучат. От него пошло учить крестьян пахать и сеять, рабочих работать. Просто завистник, который уничтожал конкурентов, выдающаяся посредственность. Сталин и священников истребил, чтобы безнаказанно выдавать понадерганные из библии цитаты за свои. Псих, по которому дурка плачет, вместе с Гитлером, Ботой, Пол Потом. Лысый с бородавкой позеленел и зачревовещал: хмыря вашего мемориального пидораса и весь мемориал. ТОП историков: растление, убийство с расчлененкой срок поменьше. Нет человека — нет проблемы. А Петр I, блииин, реформатор, не псих? Он хоть что-то делал, а вот Екатерина великая просадила Аляску и мужа прибила. Харизматичная личность. ВВП пытался под Сталина. Угу-угу. А рожа от ботокса не треснет. Хоть соционика и псевдонаука, четыре Максима пищеварению вредят, Александра Македонского на вас двуликого Жукова с Гоблином. Прям, Сталин был бессребреник, а Путин предпочитает бриони, бальдини и прочих итальянцев ручной работы, — почем нынче Родина? А мне ВВП нравится, настоящий полковник. Госдепа, мадамы вперед. И вся команда, белобрысый таракан портит вид. Почему ее в санкционные списки не вносят!

— А вы молодой человек почему молчите?

— Да-да, интересно мнение нашей молодежи.

— ??? — прожевал и проглотил «опенок на опушке».

— Они новостей не смотрят, книг не читают.

— Смотря какие.

— Что сейчас читаете?

Гессе, Посольский город, Вакханки и Марти.

— Прилепин, Пелевин, Иванов, Быков? …

— А кто это?

— Довлатов, Солоух, Терехов…

— Я телик не смотрю.

— Неандертальцы. А что вы любите читать?

— Мангу, фэнтези.

— Вампиров нам только и не хватало, пандемия и апокалипсис, — моржовый фырк.

— Ооо, дорогие гости допытаете чуть позже. Алекс, помоги мне на кухне, — помахала ладонью come to me. Они тебя не сожрали? Тебе скучно? Потерпи немного. И не сердись на Толика.

— Оки, — ламер, начинает кидаться, приняв миллиграммов 200. Пить не умеет, 0 алкоголя дегидрогиназы.

— Ты озабоченный.

— Я быстро, — стол свободный, — Потерпи, — молодой леопард нашел самку дикобраза. — Мне повестка пришла.

— В смысле?

— Из военкомата.

— Вот козлы, всех подряд. Маслом не мажь, я же не слезу с унитаза.

— В горячую точку, контракт на 3 года.

— Ты упал, идиот блин.

— Алин, — не слышно, телевизор орет: первая треть нижнего триаса.

— Блииин, стучать надо!

— Сорри… я стучал. Мне срочно домой! — уже из-за двери.

Ты специально! — не закрыл. — Зараза! Мать твоя, Лейла меня убьет, — единственная подруга. — Вернется из Алмы и убьет. Ну я же просила в меня не кончать. Тебя мама учила…

— Не ругайся, — прикусывая пушистое ухо, — и не дерись.

— Полотенце подай. За мной не ходи, — раздраженно лязгнул замок в ванной. Синяков наставил, сука с маслом… сверху буду тоже порву! Втянула кожу на пузе, аж ребра наружу.

— Оки, — можно и в раковине, а вытереться трусами. Волос седой бу-э-э, полотенце сразу в стиралку. Человеческий мозг квантовый комп. Cектор Газа, осколки фугаса, автотрасса, Париж Дакар, 4 база, вреники и тиньки брасса. Хохлы в Канаде нехило живут, и в Мексике, и на Аляске, и в Небраске.

— Выпить гостям отнеси, лед в морозилке, — громко и злобно.

Оки, коктейли дамы и господа, мохито с ямайским ромом, джин-тоник — 2 века бритишкол, морской бриз, смузи бананово-молочный — веганам дань. Дайкири Хемингуэй с соком граната, отвертка, кровавая мэри. Литры перевел дьютифри.

— Аэропорты опять закрылись, — переключая каналы; билайн глючит: все линии заняты, оставьте голосовое. Свет моргнул и погас.

— Свечи зажги. Воды, представляешь, нету. А где народ? — незваная тень на стене и полпотолка.

Дамы и господа свалили.

— Разбежались, комендантский час объявили. Мне тоже пора, сестра с фазером одни, в Алму не дозвонился. Пошли со мной, сидеть в потемках-котомках не айс.

— Брат обещал заехать.

— Как знаешь.

Пока-пока. Дом напротив не заселен. Чернильная чернота ползет по одеялу к горлу. Риэлторша скользкая гнида навешала зеркал. И она попалась, серебряная амальгама маскирует прорехи в реале, батюшку призвала, шамана временно духов отвадить. Телефон/интернет сдох. Из Усть-Каменогорска только самолет, поездом трястись в объезд неделю, на машине зимой по Сибири… Армата с турбоприводом, наверно, пройдет

Рингтон ревел «непременно найдет», «мамонтенок» достался от отца по наследству, настройки не стала менять.

— Че не берешь, звоню-звоню. И в вотсапе не отвечаешь, я волноваться начал.

— Мишка, мне такая гадость приснилась, света нет, воды нет, какая-то хрень, границы закрыли, дозвониться никому не могу. Ты отпуск взял?

— Не дали, срочная командировка Ростов-Дон.

— После Сирии?! На Новый Год?! У начальства крышу снесло от санкций, перечитали беркем-аль-атоми. Давай я приеду, врачей набирают, — шенген отказали, лучше Турции и Египта, черных видеть не хочу, дворников в Москве хватает. — Ты говорил ниче не будет, хохлы не самоубийцы.

— Лучше бы осталась в своем Шанхае, клялась никогда, нафиг такая уродина. А сама…

— В моей спальне панорамные окна, весь юго-восток, 22-й этаж, Яуза. Праздник хотелось, новоселье отметить нг заодно. А в родительскую зайти невозможно, раньше с мертвыми вместе…

— Хорошо, самый короткий контракт. Прибуду на место, напишу.

Лейлин ранглер возьму поносить.

Аптечку, консервы, на всякий пожарный, пару упаковок воды, спирта канистру, — продолжил вотсап.

ага, противогаз «буря в пустыне», бронежилет, калаш укороченный в сейфе, парочка — подарочный набор метро-33 от агентства инком-недвиж

Противогаз класс, 2 и 3 здесь подберем, смайлик.

шокер на слона и нож-бабочку, не смешно

Переехала, потому что 1,5 года отсидела в Шанхае, вначале боялась не пустят назад. А потом Россия мурыжила «завтраками завтра», опоздала на месяц. Мишка совсем повзрослел и поседел. Младший братишка, перерос ее в детсаду, лось здоровенный. В деда героя всех войн, косая сажень в длину, и полсажени плечи. Девушки штабелями ложились, даже подруги детства. Отец ругался: копия деда, мартовский кошак. Мать плакала по ночам.

— Я чемодан заберу.

— Бери, — клетчатый, — мой любимый.

— Радуйся, — не придется тесниться, — комната только твоя. Дача, квартира банку.

— Да ты мне не мешал, вроде.

Куда и зачем?

— В училище еду поступать. Казанское танковое.

Кака в ТУ[3]. Мишка армию обожал и военную технику с июня 90-го года.

— Линк, Линк, пацаны говорят: на Киевской БТРы, — жалобно хрюкнув носом. — Мож успеем, — пока взрослые на работе.

— Ладно, кепку надень, а то светишь башкой, — как маяк, — за километр.

— Блин, капает, — поляроид зря взял.

Пока кепку искали, набежала здоровенная туча. Во Фрунзе летом? Мелкий противный навесной дождь? Зонт не спасет и возвращаться дурная примета, хоть из дома не выползай.

— И где дальше искать? — весь центр облазили; из тучи вылезла луна — здоровенный порепанный угрями апельсин.

— Слышь? Побежали! — на звук к Дубовому парку. Гнусавые белые майские розы сменил оглушительный «шепот» Белоусова про синеглазую девчонку.

— 3 БТРа, я их счас.

Не надо, — хотела сказать. Вспышка, щелчок, поляроид загудел и выдал серое фото.

Свет ударил в лицо. Мишка упал, откатился под куст. Услышал «лежать», реакция есть, дети будут, а до нее поздно дошло. Один в кроссовках спрыгнул с брони и поднял Мишку за хлястик джинс.

— Блин, мелкие, нарушаете комендантский час. По-русски бельмес? — остальные заржали. Мишка обиженно запыхтел.

Получше тебя.

— Ты немой?

— Сам такой. Пусти! — Мишка вцепился двумя руками в поляроид.

— Смотри! — Кроссовки отпустил Мишку, выдернул фото из поляроида. — Крутая штука! — сдул землю и сухие травинки. Под прожектором на сером появились солдаты в касках и с автоматами, башня БТРа, обрезанный белой рамкой пулеметный ствол.

— Что у тебя за форма? Это не наша, а кроссовки Адидас.

— Натовский камуфляж, — офицерский, — союзники подарили в Афгане.

— Ого, золотой, 800 прыжков! Меня Мишка зовут, а вас?

— Максим, Макс.

Линк скукожила нос: типо герасим му-му.

— Не психуй, отдохни, — подсаживая ее на броню. — 5 сек и подкинем домой. Далеко живешь?

Мишка счастлив: дубровский я маша, разулыбался, вон ямочки на щеках.

— Сфотай еще! На фоне елки, на фоне фонтана, жалко не пашет, вместе с Лениным, а нас можно втроем, с флагом ВДВ, — псковский десант в свете фар и 3-х прожекторов.

— Кончайте, извели полкассеты.

— У меня дома другая есть!

— Мишка, давай садись, с ветерком до хаты.

— Близко, сами дойдем, — на Мишку смотреть жалко, приехать во двор на БТРе, мечта любого мальчишки.

— А ты не стесняйся, нам все равно по пути. Патрулируем кубик, отсюда и на восток, —махнул рукой, — ниже железной дороги.

Мишка гордо выпучил ноздри, сучит копытом. Раздарил все фотки, кроме первой с БТРом. А бляху парашютист-инструктор, кажется, хранит до сих пор. Детинушка, скоро 40-летняя с красным дипломом по гарнизонам и саклям декабристки&пенелопы кончились сразу. А ей долги, рукотворить «японское восходящее солнце» без отпусков-выходных онлайн-аптека, тут в кой-то веки повезло, поднялся Китай, от параши до развитого капитализма дорогая компартия довела.

28, 29, 30, 31-е, абонент не существует, не существует, не существует. Трасса М4 «эх прокачусь». До Воронежа дорога огонь, после — хронический ремонт и пробки. Мелочи. Мертвые «с косами». Привыкла, если не кидаются под колеса, вообще лепота. Натренировалась в Лефортово у чумного кладбища толпа. Еле колышатся, истончились за столько-то лет. А в туннеле по понедельникам свеженький гонщик на синем опеле, не вписался в поворот. Лабильная психика, дебильная. Лейла завидовала черно-белой завистью. И куда в тебя лезет? Подряд вредное жирное сладкое пьешь и жрешь, а весишь, как в 19, анорексичка на вид.

Телефон разрывался, нашла под кроватью. Распахнулось окно, мерзлый ветер, запах зимней воды затхлый стоячий.  Влезла на подоконник; коврик под ногами мир. Выпала с 22-го этажа, вслед лыбился бывший хозяин, неслышно кричал беззубой дырой. Под подушкой щелк-щелк смс, проснулась на следующем уровне, понимаешь, что сон, но просыпаешься снова-и-снова тоже во сне.  Осечка. Расточенный травмат ТТ выстрелил со второй попытки, пуля в затылок выход через рот. Осколки костей, кровь, мозги на стерильной белизне прихожей, с каменной плитки отмыли, пятна финская фасадная краска суперукрывистостью взяла.

Пропущенные вызовы с незнакомых номеров. Адвокатское бюро Стамбовски и ко аннулирует куплю-продажу — договор Инком с вероятностью 90%. Алекс спрашивает: что купить? Игнор, черный список.

— Разбудил? Лайм и мята, — подлиза.

— Нет, конечно, 3 часа, почти утро.

— Попрощаться пришел, — уже с вещами, рюкзак, камуфляж, ненавистный хаки.

— К черту.

— Ну прям, соседи.

— Ага, прощай, нафиг советы, твоей матери въезд запретили в РФ, — либерда-агент. — Ты своего ехидну-джидая — Стрелкова перечитал? Или Монтян?

Первое сражение с квазиобразованием Салорейх просрали, осталось второе, —исторические аллюзии Луи Дезе. Оптимисты, которые сдохнут, их проблемы. Но нафиг других тащить. То глист превращается в лошадь, то кризис прошел в 90-х. А Запад не переживет сейчас.

— Они Чайковского отменили.

— Щелкунчика ты не любишь — с первого класса, оперу-балет и Цискаридзе.

— Отменили нашу победу, памятники снесли.

— Ага, только узнал, 28 тысячи тысяч, мертвые тебе не защита.

— Спокойной ночи.

— Ждать не буду!!! — хлопнула дверь; вслух, а про себя: — Вернись. Вечный мальчик, так и не повзрослел.

Снотворное — двойная доза. Воздух поплыл. Прости…

— Инесса Михайловна, — бабушка-под-ушко, мамина мать-сталинистка. — Совсем плоха, — скоро помрет, и если устрою скандал, то прямо у гроба. — Лейла, я им, какого хрена хорошее место недалеко от центральной аллеи. Там целый ряд таких — слева рядовой погиб в Баграме, справа зарос пыреем.

15 лет не следишь за могилой – кладут другого с красной звездой.

— Единственного внука, а Инесса Михайловна сраный кусок латуни получает и —кровопийцу в прямом эфире из Кремлевского дворца. — Благодарит!

— Линк, успокойся, выпей еще.

Мишка Грозный считал городом русским, и любимая бабушка им гордилась. На месяц пережила.

— Проснись! — тряхнув за плечи, — Зубами скрипишь, аж, страшно. Глисты наверно. Пирантел надо заказать.

— Угу, — дерзай.

2 смены по 12 часов. Подросток наполовину без кожи, коктейль Молотова не докинул в БТР. Ее качало, вену найти не смогла.

— Давай я, — а Глеб запросто ожоги, рваную рану промыл хлоргексидином и зашил. — Перемога, протянет 3 дня.

— Мясник.

— А то, — просроченный шовный материал и кончились антибиотики.

— Как ты не спишь? — неделями?..

— Ноупроблемс, колеса.

— А как засыпаешь?

— Промедол.

Камикадзе. В мусульманской стране вообще расстрел, если попадешься. Хотя сами слуги Аллаха/Христа потребляют хмурый с психотропными, вместо сахара.

— 300-х везут!

В третью смену? Переглянулись.

— Ноупроблемс.

— Мне что-нибудь оптимистичное, — обымать и целовать оранжевого крокодила.

— Фентанил с клофелином, крышеснос.

Давно в прошлой жизни. Надо ответить: близко, сами дойдем!

— С ветерком подвезем! Не бойтесь девчата. Мы же свои, — зубато улыбаясь.

— А это Лейла с филфака, — Оса, невысокая и полноватая на фоне бесконечноногой белобрысой подруги. — Наш юрфак, — шепотом по-русски.

— Рамуш. Красивое имя, очень приятно, жду в гости, — улыбаясь еще ослепительнее. — Друг прилетел из Киева, он будет рад встретить землячку.

— Я родилась во Фрунзе, а по национальности, — фино-угорка, — татаро-мордва.

— Извини, СССР слишком большая страна, — глаза ясные-ясные, в глубине темного зрачка золотистые точки — смешинки.

Горбатый нос похож на клюв. Челюсть-булыжник портит хищный орлиный профиль. А голос густой обволакивающий, как оливковое масло холодного отжима extra virgin. Неважно, о чем, не затыкаясь чеши! Девушки любят спагетти. И вроде умная, спецшкола с медалью, по программе обмена студентов в Н-ский поступила универ. Рамуша героя «Армии освобождения» дважды судил Гаагский военный трибунал и дважды оправдал. Блондинки до сих пор его слабость. Оса успешный политик, лидер партии большинства. Судьей в Гааге была. Старались, искали, даже после ввода миротворческих войск, и спустя 20 лет виновных нет.

— Арбайтен вставай.

Перед глазами мутный кисель.

— Тихо-тихо, — цитрамон от головы присох к языку. — На, водой запей! — хрустнула кружка.

— Трупы откуда? — на стене указатель «морг».

— Скорая помощь. У тебя почерк хороший, давай ты?

Красный Крест. Отчет о вскрытии: сердце, печень, почки, итого 18, время смерти, подпись.

— Самое дорогое берут.

Спецрейсами только детей. Без сердечно-сосудистых и психболезней. Живым весом из Украины и Казахстана. Профессионалы.

— Ну да, ну да, кому-то шанс.

Абьюз демократических ценностей и прав человека, умер 70-летний пациент, которому пересадили 23-летнее сердце. Не повезло, вон Рокфеллер целый век разменял на 7-м сердце и 2-х почках. И Лейле не повезло, когда город ровняли ниже плинтуса, пропала без вести.

 

[1] https://ru.wikipedia.org/wiki/Менса

[2] Российско-украинская команда геймеров DOTA 2.

[3] Казанское краснознаменное высшее танковое училище (контаминация).

 

А это вы читали?

Leave a Comment