«ЗИЛ» со всяким барахлом. Стихи

Куницын Игорь Николаевич (р. 1976) – поэт. Родился в Печоре. Окончил архангельский Медицинский институт, учился в Литературном институте им. А.М. Горького. Печатался в журналах «Крещатик», «День и ночь», «Новая Юность» и «Интерпоэзия». Лауреат конкурса им. С.А. Есенина и финалист «Илья-премии». Автор двух поэтических сборников – «Некалендарная зима» и «Портсигар». Живёт в Подмосковье.


 

***

Я Лит не закончил, хватило ума
до третьего курса.
В шкафу недочитанный Гаргантюа
и Очерки бурсы.
Подлиповцы тонут со стоном в снегу
и в матушке Волге.
Я Лит не закончил и вряд ли смогу.
Пленительный Волгин
меня не заманит на свой семинар,
и Рейн не заманит.
Набокова недопрочитанный Дар
скучает в серванте.
Тоскуя, Сервантес глядит на меня,
и Данте, тоскуя,
глядит на меня и не может понять
какого же куя
я Лит не закончил, и даже Гомер
помянутый всуе
глядит на меня из серванта, чрезмер-
но тоскуя.

 

***

«Был ли Шекспир женщиной?»
………………………………
«Существовал ли Шекспир на самом деле?»
Из газет

Была ли женщина Шекспиром?
Пила ли женщина, курила?
Была ли замужем она?
И в чём вообще её вина?
А был ли женщиной Шекспир?
Как посещала, интересно,
Шекспир общественный сортир.
Что говорит об этом пресса?
Давайте спросим самого
Шекспира – почитаем пьесу.
Но там об этом ничего.
Там лес проблем. Проблема леса!
От шпаг, кинжалов и вина
все погибают. Если честно,
Шекспир не женщина, она,
боюсь подумать – поэтесса!
А не поэт, как думал мир.
И вновь сенсация для мира:
Шекспира звали не Шекспир,
Шекспир – фамилия Шекспира.

 

***

Стоишь на крыльце с сигаретой
и с дымом глотаешь рассвет,
но той, где родился, планеты
давно уже в космосе нет.

Как будто её подменили,
пока зажигалку искал.
Пока алкоголя промилле
с тоской в облака выпускал.

Пока разминал сигарету
и взгляд поднимал от земли,
тебя развели на планету,
и джинсы ты носишь не Lee.

 

***

поток сознанья как у Джойса
мне музыка мешает я пишу
не хочешь жить пожалуйста уволься
займись ушу
дебильный тренер (опыт извините)
ключи от раздевалки кинет в нос
учитесь в МГУ а лучше в ЛИТе
дешевле в гос
чем в “десять тысяч нафиг факультетов”
экономист психолог программист
у Джойса было кое-что про это
а может не было мне пофиг я дантист

 

***

К.К.

Со стуком падает монета.
За нею тысяча, лети.
Мы забиваем стрелку где-то
сегодня возле девяти.
В безлюдном парке на скамейке
ещё не стаявшего льда
отколем краешек. Не пейте
без закусона никогда.
В Евангелие от марта
весна ещё не понесла.
Борей роняет троекратно
стаканчик с граммами тепла.
Намёк, что нам необходимо
отчаливать, и мы бредём
в метро, где также нелюдимо,
как в этом парке ледяном.

 

***

Опять сегодня между нами
произошёл какой-то сбой.
Давай не будем дураками,
а будем умными с тобой.
Построим домик над рекою,
уедем нафиг от всего.
Я на втором окно открою
и, посмотрев, скажу: «Ого,
красиво так и необычно,
почти нетронутый ландшафт.
Беседку я построю лично,
где будем пить на брудершафт,
ночами слушать электрички,
зимой дорожки расчищать,
бродить везде и по привычке
стихи друг другу посвящать».

 

***

С электрички спрыгнул и в магазин
заскочил спиртное купить и сок.
На пустой заправке купил бензин,
для садовых нужд запасаясь впрок.

Притащил на дачу и сел за стол.
Собирался с рёвом по сорнякам
пробежаться триммером, а потом
на дорожку выпить свои сто грамм.

Позвонил домой, говорю: «Привет!
Покошу немножечко и назад…»
А когда очнулся, сиял рассвет,
обнажал заросший бурьяном сад.

 

***

Сколько раз бежал на поезд,
жизнь бросая в чемодан,
впечатлений хоть на повесть,
хоть на маленький роман.

Сувениров на магнитах
сколько понапривозил.
В орденах стоит убитый
холодильник марки «ЗИЛ».

Ледяного сердца грохот
раздавался много лет.
Пиво в банках трёхлитровых
в нём ещё морозил дед.

А теперь стоит на даче
«ЗИЛ» со всяким барахлом.
Как посмотришь, так заплачешь.
Дверь откроешь, в горле ком.

 

***

Я промок под дождём, потому что забыл
дома зонт и калоши (шучу).
Я проснулся с давленьем и чашку разбил
и идти никуда не хочу.
Четверть месяца минуло ровно вчера,
середина ещё впереди.
Я проснулся в одежде, в кармане дыра,
в нём уже ничего не найти.
В гардеробе пошарил (от моли привет)
ни калош, ни зонта, ни черта.
Я проснулся с тревогой и взял табурет…
Твоя дверь от меня заперта.
«Я собрался идти на работу. Пока!
Позвоню!» И сажусь у окна.
Я проснулся с похмелья: «А День Дурака
уже был?» Но в ответ тишина.
Где же зонт этот долбанный с кнопочкой. Где?
Я не помню, что было вчера.
Ухожу без зонта по кругам на воде.
Ни Андрея со мной, ни Петра.

 

***

Между делом, а дело такое –
я пытался постигнуть иное –
стала капать из крана вода.
Я прокладку сменил. Ерунда.
Вновь задумался, глядя на стену.
Но прозрачной не стала она.
Лишь заметил монтажную пену,
чей излишек торчал из окна.
Ерунда, я подчистил излишек
и за старое взялся опять.
Начинал уже видеть и слышать
и в иные миры проникать,
но собака моя подбежала,
погремушку в зубах принесла.
Поиграл с ней и начал сначала.
Всё сначала. Такие дела. 

А это вы читали?

Leave a Comment