Высшая мера. Стихи

Феликс Чечик родился в 1961 году в Пинске. Окончил Литературный институт им. А.М. Горького. Автор нескольких поэтических книг. Лауреат «Русской премии» (2011). Живёт в Израиле.


 

* * *

еще одно последнее быть может
а может быть и нет
о том что гложет и тебя тревожит
и застит свет

еще одно последнее слезами
рифмуя не помочь
бессмысленно короткое сказанье
длиною в ночь

еще одно последнее об этом
пока не вышел вон
покамест ливень и январским летом
летает махаон

еще одно пока тебя не смыло
и полыхает куст
еще одно но кончились чернила
и летописец пуст

 

* * *

Я дожил до седин,
не преумножив зла,
но зренье посадил
и темень проросла.

Растёт, как на дрожжах;
и, зрея день за днем,
загустевает страх,
а я, как муха, в нем.

 

* * *

Ю.Н.

наса ты не стращай свои фотки
не выкладывай гибель суля
замедляя движение всё-таки
продолжает вертеться земля

мы по-прежнему спутники спутницы
мы по-прежнему живы с тобой
и со скоростью памяти крутится
то ли шар то ли шарф голубой

 

* * *

Ты не рехнулся и не спился,
живя от родины вдали,
лишь только вычеркнул из списка
обугленные корабли.

И не заметишь, как ответишь:
за ГТО и ДОСААФ,
за сердце, что пустил на ветошь,
матросов на берег списав,

за Мандельштама и Гомера,
за порванные паруса…
И к высшей мере пионера
приговорили небеса.

 

* * *

под маскою лица
лица скрывалась маска
до самого конца
от времени отмазка

и как молчанье птиц
уже неотличима
от миллионов лиц
прекрасная личина

 

* * *

А.С.Пушкин. Чемодан. Вокзал.
Свято место — пусто. Ближний Север.
Узелок на память завязал,
но платок посеял.

Что взойдет? Да и взойдет вообще?
Наповал убит метеосводкой, —
я иду в болоньевом плаще
легкой бронетанковой походкой.

Сам себе: и жертва и судья,
снег октябрьский и пустынный ветер.
И пока не существую я —
я — бессмертен.

 

* * *

Ключ из-под коврика достану
и дверь входную отомкну,
и провожу на север стаю
одну, потом еще одну.

Летите, милые, летите;
и по жилплощади кружа,
связующие режьте нити,
как сердце режут без ножа.

 

* * *

«Прощание славянки» затяни,
прощенья попроси, —
пока берез сигнальные огни
не гаснут на Руси.

Пока, пока, пока, пока, пока
весенние леса —
лети домой — домой за облака, —
домой на небеса.

 

* * *

Мы в рот смотрели жизни, как
бескрылые птенцы,
где матери на облаках
и без вести отцы.

Не пели, потому что — мы
росли без них и нот, —
чернее сажи и зимы,
воды набравши в рот.

И, наконец-то — под конец,
когда мы ляжем спать,
пришлёт нам весточку отец,
дождём прольется мать.

 

* * *

В лесу, в пустыне и в степи,
придя издалека,
на муравья не наступи
и не убей жука.

И не пугай и не лови,
как энтомолог-псих:
по локоть в собственной крови
и по колено в их.

А это вы читали?

Leave a Comment