Поцелуями под ребро. Стихи

Алик Якубович (р. 1958) – фотограф и поэт. Лауреат международных и всероссийских конкурсов в области фотографии и рекламы, автор жанра «акустическая фотография», в котором у него вышло семь книг. Последняя на данный момент – «Обрывки ветра» (Н.Н., 2018).


 

***

Закрыл глаза –
И увидел.

 

***

В городе, где и реки-то рядом не было,
Вдруг появился запах моря,
Местные жители стали чаще улыбаться,
Некоторые даже целовались на улице,
А те, которые увлекались тайной выпивкой,
Начали испытывать морскую болезнь.
Причина оказалась простой:
Юная художница съездила в Крым
И влюбилась не только в море,
Теперь она пишет свои штормы день и ночь
В мастерской с открытыми окнами

 

***

Разбавляя стихами вино,
Мы безбашеннобардовски жили,
Поцелуями под ребро
Мы с ума наших спутниц сводили,
И дорогами в никуда
Уходили в туманные дали,
И есенинские города
Нас встречали в осенней печали,
И, не ведая, что творим,
Сочиняли романы и пьесы,
И улыбками с высоты
Награждали нас стюардессы,
И с гитарою у костра
Мы нальем коньяка или водки,
И помянем тех, кто ушел
За высокие синие сопки

 

***

Если долго не расправлять крылья –
Они станут горбом.

 

***

Жил в моём городе художник.
Звали его Оганес, а по-нашему Ваня.
Он всегда носил с собой
Маленький этюдник для акварели
И бутылку воды,
Чтобы разводить краски.
У Оганеса не было мастерской,
Может, поэтому он жил, как в Париже,
И рисовал целыми днями.
Как правило, к вечеру заканчивалась вода,
И он разбавлял краски вином.
Однажды Ваня съездил в Париж
И привёз оттуда фрак.
В нём мы его и хоронили.
А ещё положили в гроб
Маленький этюдник для акварели
И бутылку вина.
Вдруг в раю будут перебои с водой.

 

***

Деньги нужны,
Чтобы жить как в книгах.
Книги нужны,
Чтобы жить без денег.

 

***

Трудно в Болдине не быть Пушкиным,
Когда на тебя, поэтически ссыльного,
Заглядывается молодая, спелая,
Ещё не разбуженная крестьянскими ласками,
Да так, что перо само скользит по бумаге,
Душа раздевается, а свеча гаснет.

 

***

Упругое молчание спины
До поцелуя в родинку на шее.

 

***

И с разбега в последний трамвай,
Что везёт меня в светлое прошлое.
– Ну, Серега, давай наливай!
– Эй, водитель, поосторожнее!
Мне сегодня опять двадцать пять,
Закушу я счастливым билетиком
И стихами пойду удивлять
Одну женщину в красном беретике

 

***

А женщины, переполненные весной
И любовным электричеством,
Образуют эрогенные зоны нашего города
И делают его сексуально привлекательным.

 

***

Мой город уходит.
Со своими дворами,
С моим детством,
С первой любовью.
Мы его предали.
И я брожу неприкаянный
Потёмками памяти,
Пока не встречу старика
С обвисшими усами.
Он плачет,
Ему сто пятьдесят лет.
И он – Горький.

 

***

Ночью в купе выпивали самогон,
Вместо тостов произносили «Аминь»,
А вместо закуски – «Ом».
Когда бутылка закончилась,
Отправились в тамбур курить
И шёпотом танцевать «Хаванагилу»

 

***

Пока жизнь не стала тюрьмой,
А возраст – сроком,
Перепрошей время,
Что у тебя внутри,
И поменяй железо,
Пока не заржавело.
А потом иди на рыбалку
И сиди тихо-тихо,
Пока болезни не станут врачами,
А конец жизни –
Началом новой книги.

 

***

Вернуться домой
Замученным и счастливым
Из кругосветного приключения
По городу, в котором
Ты родился и прожил всю жизнь,
Чтобы, не раздеваясь,
Завалиться на диван
С фотоаппаратом,
Переполненным идеями.
И если одна или две из них
Станут фотографиями,
То ты не зря прогулял день.

 

***

А когда дорога повернула за ним,
Он даже не удивился.

А это вы читали?

Leave a Comment