Поэты против #3

#3

 

Внизу находится форма для голосования. Нужно выбрать одно стихотворение из двух.
Автор первого стихотворения не знает, кто написал второе. И наоборот.
Читатели не знают, кто написал оба стихотворения.
Догадки можно оставлять в комментариях. Комментарии публикуются после модерации.
Имя автора того стихотворения, что наберет большее количество голосов, будет раскрыто 23 мая.
Имя автора того стихотворения, что наберет меньшее количество голосов, будет раскрыто по желанию этого автора.
24 мая будет опубликована следующая пара стихотворений.
Почта проекта: protiv@textura.club

 

 

Стихотворение № 1

 

* * *

Мороз и полночь. Без пяти.
Темно — хоть выколи и тресни.
Вези куда-нибудь, крути
свои чувствительные песни!
Звени, ямщицкая тоска,
попсовой музыкой былого!
И колокольчик у виска
у всех, у каждого второго.
Ты видишь, время: мы горим,
мы изнутри пришиты к ребрам.
Давай с тобой поговорим
о чем-нибудь большом и добром!
Ремонт дорог — проезд закрыт.
До поворота и направо —
а там на краешке стоит
клятвопреступная держава,

гугнивая моя страна —
с Лубянки до Владивостока
стоит и посылает на
продленье ивдельского срока.
Стоит на много лет вперед
стеной сплошного снегопада.
А снег идет, идет, идет —
но останавливать не надо!
А мы — мы с Господом на «ты»
и курим фимиам и свечи.
Еще немного пустоты
и тяжести земной на плечи
еще немного: кровь и пот
под вывескою «Пиво — раки».
«Шпалопропитка». Поворот.
Цыгане, гопники, собаки,

аптека, улица, фонарь —
словарь куда как небогатый.
Протоколирует февраль
чужие имена и даты.
Высоковольтных проводов
зубами стиснуты концы. И
череповецких черепов
нам мало — подавай другие!
А совесть — девка на плече,
и дождь — в разрезе, снег — в распаде.
Отечество в параличе —
и что-то жуткое во взгляде
его. И хлеб на лебеде,
давно перебродило пойло.
Иных уж нет, а те — в нигде.
Согласно книге Конан Дойла,

так начинался новый век —
портретом Дориана Грея:
мотоциклетка, человек
апофатический. И грея
в ладонях капли запятых,
нельзя не сделаться страдальцем:
«Возмездие», Ich liebe dich,
чернильное пятно на пальцах.
Эпоха «Опиума» и
«Агаты К». У мавзолея
лежат насильники твои —
и нужно становиться злее,
Титаником идти ко дну,
не всплывшем на Фонтанке. Снова
всё перепродадут: страну,
дыхание Твое и Слово,

и Дома Белого вполне
расстрелянный и черный остов.
Вот самозванец на броне —
бедняга Йорик девяностых!
Тень Грозного под Новый год,
тамбовские лютуют волки —
им скоро выстрелят в живот
из укороченной двустволки.
Олигархических бесед
отнюдь не дружеские враки.
ОМОН, шахтеры и пикет,
Останкино и автозаки.
На дровнях обновляя путь,
тащитесь, траурные клячи!
Вези меня куда-нибудь,
куда-нибудь вези — иначе…

 


 

Автор стихотворения «Мороз и полночь. Без пяти…» — Сергей Калашников

 

Что можно почитать прямо сейчас:

«Високосные звезды» и др. Стихи (публикация в журнале «Волга», номер 5, 2013)

Стихи (публикация в журнале «Звезда», номер 9, 2019)

 

Публикации на «Текстуре»:

Полоса отрыва. Стихи (02 февраля, 2019)

 

У автора вышли книги:

Филологический роман. — Волгоград: Волгоградское науч. изд-во, 2006. — 61 с.

Тритон: книга стихов. — Волгоград: Издатель, 2008. — 144 с.

Музыка напоследок: книга стихов. — Волгоград: Издатель, 2014. — 104 с.

Каменный остров: книга стихов. — Волгоград: Издатель, 2016. — 96 с.

 

Что о Сергее Калашникове пишут критики:

К сожалению, о Сергее Калашникове еще ничего не написали.

 


 

Стихотворение № 2

 

* * *

Последняя неделя перед отпуском,
Ни так сказать, ни в сказке описать,
Приказ заверен безусловным оттиском,
И пусть висят на мне хоть целым офисом,
Не им мистию в отпуск отпускать.

Как тонко пар над кофе поднимается,
Как отключен корпоративный чат,
Как Сенека умен, как сквер меняется,
Как мать над скверным чадом умиляется…
Когда-то я о жизни думал: чад.

Я всех других воспринимал как идолов,
Стихи мои терпела вся родня,
Особенно по результатам выборов…
А вот же безупречный Рома Либеров
В своем проекте дважды снял меня.

Я правда не большой любитель телика,
Смотрю ВДудя, когда приду домой.
А что по телевизору? — Истерика.
Гораций прав, но прав сильнее Сенека:
Ни смерть, ни чад не властны надо мной.

 


 

Автор стихотворения «Последняя неделя перед отпуском…» — Андрей Фамицкий

 

Что можно почитать прямо сейчас:

Стихи (публикация в журнале «Арион», номер 1, 2016)

А потом прилетает коршун. Стихи (публикация в журнале «Новый мир», номер 11, 2019)

 

Публикации на «Текстуре»:

Леонард Коэн в переводах Андрея Фамицкого. Переводы (29 января, 2019)

 

У автора вышли книги:

Пружина. Мн.: Белпринт, 2012. — 68 с.

Звезды для одного. СПб.: Свое издательство, 2015. — 54 с.

Хворост. Таганрог: Нюанс, 2015. — 28 с.

Жизнь и её варианты. М.: Воймега, 2019. — 80 с.

minimorum. М.: Грин Принт, 2020. — 80 с.

 

Что об Андрее Фамицком пишут критики:

Это самоуглубленная, медитативная поэзия, апеллирующая к модернистским, неоакмеистическим традициям. Сквозная, ключевая тема всей лирики Фамицкого обостренно интимна: это выяснение отношений с умершим отцом и через него — с Отцом небесным: «Ты был отцом, когда в глухой пустыне / Твой возносился глас, // Ты заклинал молитвенно о сыне, / но кто его не спас?». Поэтическое решение этой темы по своему пробивающемуся из-под сдержанных интонаций эмоциональному накалу и общей тональности напоминает, с одной стороны, «Что на могиле мне твоей сказать…» и другие стихи Юрия Кузнецова об отце, а с другой — «Разговоры с богом» Геннадия Русакова. Кажется, что Фамицкий обречен на эту тему и сам понимает и формулирует в стихах эту обреченность. В одном из стихотворений отец говорит (голосом Фамицкого) прямым текстом: «ты не смотри что мертвец / я все равно твой отец // и никакая кончина / не помешает малец / быть им и это причина». Однако в лирических «отповедях» отцу есть ощутимый внутренний свет избывания боли. Интонацию Андрея Фамицкого я бы определил словами Сергея Гандлевского (чьи традиции, наряду с традициями Ходасевича, позднего Георгия Иванова, Дениса Новикова Фамицкий давно и в целом успешно продолжает, теряя, правда, иногда за ними собственную индивидуальность) как «самосуд неожиданной зрелости».

Константин Комаров. Энергия преодоленья (статья в журнале «Знамя», номер 4, 2021)

 

Андрей, судя по всему, чистый поэт, живущий в самое сложное для поэзии время, потому что многие вопросы, которые прежде поэзия решала, сегодня кажутся неразрешимыми, в частности: как быть сегодня поэтом? Вот на этот вопрос и должен ответить Фамицкий, и себе, и нам, и такого, другого, настоящего (курсив мой. — И. Д.) Фамицкого, наверное, мы увидим не раньше, чем лет через десять-пятнадцать. В цикле созревания поэтов, их поэтик много общего с жизненным циклом цикады, которые проводят под землей иногда по семнадцать лет, однако их имаго живет и поет всего несколько недель.

Игорь Дуардович. О новой книге и стихах Андрея Фамицкого (колонка в рубрике «Легкая кавалерия» на сайте журнала «Вопросы литературы», выпуск №4, 2019)

 


 

This poll is no longer accepting votes

Я ОТДАЮ СВОЙ ГОЛОС ЗА:

 

А это вы читали?

Leave a Comment