Фарфоровые звери. Стихи

Сергей Коркин родился в городе Черногорске Красноярского края. По образованию — архитектор, работал в рекламном и издательском бизнесе. В настоящее время живет в Красноярске, занимается графическим дизайном. Публиковался на различных интернет-ресурсах, в журнале «День и ночь», в коллективных поэтических сборниках в России и США. Лауреат Национальной литературной премии «Золотое перо Руси» в номинации «Поэзия» (2007).


 

* * *

Ладони безглазые падали,
Смыкая круги над водой,
По берегу рая ли, ада ли
Гулял паренёк молодой,

И девы роняли упругие косы
Туда,
Где желанны и босы,
В траву,
Где бабочки и росы
Составили трагический узор,
И сор
Из сорванных цветов
К чужой любви всегда готов.

 

* * *

Кривобокие улицы прячут себя в полумраке,
Заметая следы подмороженной жухлой листвой…
На ночном пустыре оглушительно лают собаки,
Выясняя кто свой, а кто пришлый, приблудный, чужой.

Эта стая в десяток облезших хвостов невредима,
Потому что все молятся каждую лунную ночь,
Но молитва собачья беззвучна — она пантомима,
И всего лишь одна у них просьба к светилу: Отсрочь!

Свет багровой луны превращается в жёлтые пятна
И ложится клеймом на поникшие спины собак,
И на месяц становится всем посвящённым понятно,
Что нельзя игнорировать этот космический знак.

И, прижавшись друг к другу, с трудом засыпают собаки —
Им не верится, что миновала на время беда,
Что к утру будут полными мяса помойные баки,
И слегка приоткрыты уютной котельной врата.

 

ХИЩНОЕ

Стоят в аллеях густые тени
И караулят шаги влюблённых,
Следы пространственных наслоений
Видны в слежавшихся листьях клёнов.

Осенний сумрак свивает гнёзда —
Готовит хитро свои ловушки
Для пар прохожих любого роста, —
Какие могут быть тут игрушки?

Попал и канул, упал и замер,
Сложился внутрь пустой страницей,
Вдали от взора следящих камер
В ночи взорвался античастицей.

 

* * *

Нас всё равно убьёт
Какая-нибудь хрень —
Внезапный поворот,
И ты уже олень —

Ветвистые рога,
Копыта, куцый хвост
На площади в сто га,
Пасёшься в полный рост.

И вроде всё окей,
И рядом нет врагов,
Но след чужих когтей
Сидит внутри мозгов.

И ты опять дрожишь,
И давишься травой
В глуши болотных жиж,
Среди сосновых хвой.

 

* * *

Кто ясно мыслит — ясно излагает,
Кто крепко спит, тот видит больше снов.
Легко бежать, в составе волчьей стаи,
Со скоростью в четырнадцать узлов,
Но тяжело преследовать добычу,
Когда ты сам считаешься за дичь.
Я просто излагаю, я не хнычу —
Мне важно самому себя постичь.
Мне важно докопать до сердцевины
И, наплевав на правила, извлечь
Из глубины божественной машины
Не менее божественную речь.

 

* * *

Твой домик на границе двух миров
Приветливо распахивает двери,
Его хранят два прайда хрупких львов
И прочие фарфоровые звери.

Играть в зверюшек проще, чем в людей,
Купил, расставил и любуйся вечно, —
А в людях слишком много плоскостей,
Срезающих тебя, как джип на встречной.

А впрочем, знаешь, я и сам боюсь
Подставиться под новую раздачу,
И пусть я от обид уже не плачу,
Но я всё так же трескаюсь и бьюсь.

 

* * *

зализывая раны шершавым языком
на полу холостяцкой однушки
изредка вскидывай голову
чтобы видеть колючие звезды
и крест близлежащей церквушки
на сайте куписебечтонибудь.ком
приобрети подарочную упаковку
и блестящие конфетти
книга королевский подарок
так говорила мама
в другой дореформенной жизни
а ты прекрасный роман
ты круче чем пастернак
ты страшнее чем достоевский
мудрее чем нынешний далай-лама
мелованными страницами шелести
в диапазоне тишайшего инфразвука
завлекай читателей офлайн и онлайн
пусть сердцелайкают парни девчушки
сообщают что на фото отмечен
подпихивают большими пальцами
в самый топ жопобука
а когда новые цифровые звёзды
отгрызут тебе силиконовую печень
и сбросят с пьедестала в зловонную яму
холостяцкой двушки-грязнушки
не ругай пожалуйста маму
ты просто лживая сука
она хотела как лучше
а получилось так как получилось

 


Аудио: Сергей Коркин читает стихотворение «зализывая раны шершавым языком…»


 

* * *

Седые мальчики читают
Проникновенные стихи,
И в зале сразу затихают
И ха-ха-ха и хи-хи-хи.

И девушки роняют слёзы
На выпирающую грудь,
Пытаясь, не меняя позы,
В айфон десятый заглянуть.

Сурово хмурятся мужчины,
А женщины глядят на свет,
Который льётся без причины
На свежевымытый паркет.

И, подперев рукою щёку,
Грустит ведущий за столом,
Слегка похожий с полубоку
На собственный десятый том.

И время тикает на стенке,
Но власть его обречена —
Нет конкурентов у нетленки,
Ну разве только тишина.

 

* * *

Убийственно молчали небеса,
Соединяя будущее с миром,
Крутилась ось земного колеса,
И время измерялось транспортиром.

А в человечьем теле зрел вопрос, —
Когда же всё придёт к заветной цели?
Чтоб больше не работать на износ,
Едва шагнув на свет из колыбели.

Но не было ответа и следов
Для поиска во тьме ориентира,
Лишь тихо жизнь текла поверх голов
В незримом русле гаснущего мира.

 

* * *

балакали колокола
лалакали ла-ла-ла-ла

ла-ла-ла-ла
ла-ла-ла-ла

нам башня узкая мала
нам жизнь такая не мила
одна сплошная кабала

ла-ла-ла-ла
ла-ла-ла-ла

нас каждый день за удила
чтоб звон из горла из жерла
отсель до дальнего села

ла-ла-ла-ла
ла-ла-ла-ла

 

* * *

Над пропастью на зависть всем зависнуть
Невыспавшимся хилым мотыльком
И, всматриваясь в лик иконописный,
Развоплотиться сразу, целиком.
И, тайные миры приоткрывая,
Тихонько материться про себя,
Как некогда в окошечке трамвая
Увидев небо, иней проскребя.

 

А это вы читали?

Leave a Comment