Час лотоса шагает по квартире. Стихи

Оршатник Софья Александровна (р. 2001) — поэт. Учится в Литературном институте, пишет стихи и прозу. Публиковалась в журнале «Дружба народов».


 

* * *

я замолчавший краденый кларнет 
на холоде сдыхающий мобильник 
искр электричества за шиворотом нет 
как будто кто-то выключил любильник 
эх шапки в снег динамик чёрный жги 
меня как Масленицу рок-н-роллу на смех 
любимый мой давай играть в снежки 
не в детские в другие чтобы насмерть 
давай сдадимся местной голытьбе 
чтоб выбивали дурь и альтер эго 
в каком сосуде будто не в себе 
я вырастила столько снега?

 

РОМАНС 

На болотах лежит постаревшая матерь Семёра, 
Магистраль номер семь, федеральная трасса М7, 
Где в канун Рождества пресловутые свечи мотора 
Зажигаясь, горят, но горят почему-то не всем. 

Замыкает Семёра развязки дорожных объятий, 
В неживой колее, в снежной каше, в холодной грязи
Под колёса летит Санта-Клаус в свалявшейся вате. 
Я хочу танцевать! Тормози, тормози, тормози! 

Я хочу Рождество, торжество ледяного осколка, 
И когда темнота поцелует меня не при всех, 
Не забудь попросить придорожную пыльную ёлку, 
Чтоб оставила мне к Рождеству золочёный орех.

 

* * *

когда метель впадает в чёрный лес
приобрети плетение словес
не в колокше не в вологде нигде
но в беспокойной мартовской воде
где бред и бредень тонкая леса
пронизывает бусин словеса
пуглива рыба и вода жива
вдоль рукава ледышки-кружева
большой моллюск холодного песка
ворочающий телом языка
плетение словес зелёный прут
ком белой глины с красной перетрут
большой глоток воды на полпути
приобрети его изобрети

 

* * *

радиола, радиоприемли 
бой курантов, голоса кремля.
новый год обнюхивает землю, 
и бледнеет в ужасе земля.
белая тревожная равнина
сорок дней рыдала, не спала.
натюрморт: варенье, апельсины,
ёлки-палки посреди стола.
ты зачем на стол-то приволок их? —
лучше бы орехов и конфет…
что нам, право, до саней далёких,
свет небесный, одинокий фет…

 

М

1

-дское метро, где ничего 
не существует, только выдох 
конца дветысячизабытых — 
уродливое ар-нуво; 
но засмотревшимся в тоннель 
уже давно не важно, что там: 
погибель пахнет креозотом, 
последний поезд отзвенел 
по нам по всем, по всем по нам…
и вырывается изустно: 
храни хотя бы от безумства, 
храни меня, мой талисман. 
храни в горе́ и под горой, 
от креозота и от смерти; 
и день спустя при ярком свете 
спускаюсь я в нижегоро-

2

не прислоняться няться яться ться 
змеиный голос ставят на repeat 
как много боли много но не вся 
ай люли люли кто в тоннеле спит 

последний поиск красной буквы м 
последний поезд мимо человех 
ай люли люли съехавших совсем 
сжирает хтонь у выхода наверх

 

ЧАС ЛОТОСА

Который час? Безумствуют и пляшут 
Ожившие сухие семена 
Внутри глазастой лотосовой чаши, 
Забытой у январского окна, 
Случайно кем-то купленной в Каире 
У знаменитых мемфисских руин. 
Час лотоса! Шагает по квартире 
Не божество, но тощий бедуин. 
Из божества выныривает кобра, 
Запечатлевшись в нильской глубине. 
Случайный штрих, невыразимый образ, 
В квартиру прорастающий извне, 
Открывшийся невыразимый лотос. 
Который час? В ре-ке плы-вут сло-ва. 
Змея идёт. Пустынный ветер пьёт из 
Мазутного речного рукава. 
Плывёт река. Танцует медный идол. 
Для божества вер-блюд не-сёт гла-гол, 
Который час? Воздвигнуть пирамиду. 
Строение. Гробницу. Треугол.

 


Аудио: Софья Оршатник читает стихотворение «Час лотоса»


 

* * *

Вот существо: mantis religiosa 
Внезапно приземляется на стол. 
Который день не удаётся проза, 
И головой качает богомол. 

Скажу за тайну, каждый первый пишет. 
Готовят суп. На пледе месяц вышит. 
В бокале чахнет «Крымская лоза». 

Друг-стихотворец, до сих пор не дал ты 
Ни пятака аборигенке Ялты, 
Совсем по-скифски щурящей глаза. 

Аборигенка ловит богомола 
На старый «Филипс» или «Моторолу». 
Цвет профиля напоминает йод. 

Здесь каждый первый пишет, а девица 
Готовит суп из чёрной чечевицы 
И за пятак приезжим продаёт.

 

* * *

Паша берёт оргстекло и дерево, 
Голос, акустику, моно, стерео, 
Лишь бы не тишину. 
Если уж Паша берёт, то делает —
Из оргстекла неземную, белую 
Сливочную Луну, 
Чтоб восходила в театре кукольном. 
Чтоб не бросала под ноги уголь нам 
Вёрткая темнота. 
Пашу знакомят с другими лунами —
Добрыми, злыми, тупыми, умными. 
Нет же. Не та. Не та. 
Нет, у моей, ты пойми, акустика, 
Голос, текстура, структура, рустика, 
Ясный красивый лоб. 
Месяц рогатый на небе выколот 
Пашка бродил, и увяз по щиколот- 
ку, в лунной тропе утоп.

 

ИЗ ЗЕМЛЯНИКИ 

Я собрала в саду стихотворенье 
Из земляники. Мама, подержи 
Его в руках хоть чуточку! В варенье 
Кладёшь полночных яблок падежи, 
Увы, стихи не сахарно янтарны, 
Неизмеримы их объём и вес. 
А я тебя люблю эпистолярно, 
Что означает пару СМС, 
Нет, пару яблок, падающих в лужу, 
Что не сгодятся даже на компот. 
А ты готовишь на террасе ужин, 
Варенье на плите произойдёт 
Из яблок, чьи нежданные удары 
В полночный час отчётливо тихи. 
Я до сих пор не отыскала тары, 
В которой бы произошли стихи. 
Недолго их в ладонях подержи-ка, 
И ты поймёшь — по солнечным холмам 
Растёт-растёт такая земляника… 
Я покажу тебе, ну правда, 
правда, мам.

А это вы читали?

Leave a Comment