Миллионы чаек назад

Олег Демидов

Родился в 1989 году в Москве.

Окончил филологический факультет Московского гуманитарного педагогического института. Аспирант МГПУ, мариенгофовед.

Составитель собрания сочинений А.Б. Мариенгофа (М.: Книжный клуб Книговек, 2013).

Победитель V фестиваля университетской поэзии (2012). Участник 10-го Майского фестиваля новых поэтов (2013), фестиваля свободного стиха (2014), майского фестиваля поэзии «Связь времен» (2014). Лауреат премии им. Демьяна Бедного (2013).

Печатался со стихами, прозой и публицистикой в газетах «Литературная Россия» и «Истоки», в альманахах «Ликбез», «День открытых окон» и «Вокзал», на портале «Свободная пресса», а так же в журналах «Волга», «Homo Legens», «Кольцо А» и «Сибирские огни».

Автор книги стихов «Белендрясы» (СПб: Своё издательство, 2013).


 

* * *

особый шик – это тихим вечером
слушать Сержа Гензбура
на потрескивающем виниле,
медленно перетаптываться в углу,
пытаясь танцевать изящно и нагло,
обнимать при этом жену
чуть ниже талии,
и отпивать
из
б
о
к
а
л
а
с шампанским

 

* * *

в захудалом продсельмаге,
где стоит два вида водки
и торгуют с подполы
самогоном тёти Глаши,

где лампочка мигает
и назойливая муха
бьётся в стену,
в окна, в потолок,

в этом самом продсельмаге
мы с тобою купим
полкило черешни
и пакет дешёвого вина,

мы уйдём на лето в отпуск,
мы уедем жить в деревню,
где нету жизни цельной,
кроме жизни нас с тобой

в этом месте, в этом лете.
в этот самый несуразный год,
мы будем есть черешню,
мы будем пить мерло

 

* * *

после работы
вонючий, уставший,
с глазами красными,
умирающими звёздами,
обнимаю твои колени

рука гладит пожухшую голову, –
и как только удаётся не замурчать, –
то и дело срываясь к щеке,
пролетает над ухом,
и я слышу шум моря

я действительно слышу,
как волны начинают разбег,
как ты, ещё дикая и необузданная,
поднимаешься из морской пены
и ступаешь на песчаный берег,

рождённая миллионы чаек назад
ты гладишь мою голову,
завядший без твоего тепла
полевой густоцвет, –
пока я, исходивший тридцать дорог,

после работы
вонючий, уставший,
с глазами красными,
умирающими звёздами,
обнимаю твои колени

 

* * *

ждать и дождаться
дождаться и не ждать
и больше
никогда не ждать

переводить
с русского на русский
чужие стихи
и ночные движения

произносить,
но не износить
износить,
но не произносить

любить,
как любят в 18,
тебя
и только тебя

 

* * *

липкий май оставит отпечаток
свежескошенной травы
на ключицах у
иероглифы видны
измятой кожи жадных рук
теснение
и первые шаги
на весенне-летнем променаде
говорю без умолка
с тобою ни о чём и просто так
как дует ветер
невпопад
составляются в воздушные стихи
самые на свете белом
глупые слова

 

* * *

январь: бутыль достану, пью,
мешая ягер с шумом битв,
которые ведёт весна
с бездарностью зимы,

разбавлю льдом сухой стакан,
раскину мысли по сусекам,
попробую забыть,
что называл себя поэтом,

раскину руки на диван
и обниму жену
сначала за,
потом за это,

а в голове ни строчки, ни словца –
лишь звон лопат,
скребущих снег,
и скрежет у ворот

я осушу стакан,
закину лёд,
наполню вновь –
нехитрые движения

движенья рук,
движенья ног,
движенья губ –
любви движенья

когда погаснет свет
мы выйдем на подмостки,
чтоб разыграть всю страсть
постельных сцен

налью жене бокал
шампани или амаретто
сначала выпьем за,
потом за это

январь: достать бутыль и пить,
мешая спать коту, любить жену
и не писать стихов,
длиннее пары строк,
и не писать стихов…

 

* * *

даже плохой поэт пишет любимой стихи
даже плохой художник рисует с неё портрет
даже плохой музыкант поёт серенаду
один только плохой танцор
действует без лишних слов
и остаётся вне конкуренции

 

* * *

я иду на север и беру с собой
жену
в триста с лишним книг
мою библиотеку
гитару без одной струны
кровать
подушку
одеяло
пиджачной пары узелок

вот и вся игра
вот и всё богатство
комнаты моей
с которым я иду в поход

 

* * *

от женщины
должно пахнуть молоком
и свежевзлюбленным потом
и только потом – …

 

* * *

очередной сон, где больная фантазия
рисует полотна, достойные слёз притязательного зрителя,
был о той девушке, которой я отравился три года назад
и, к счастью, не вышел ещё на поправку

А это вы читали?

Leave a Comment